СОМНИТЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
книга третья






Глава первая


Максим шёл мимо магазинных витрин, рассматривая школьную форму на пластмассовых манекенах. С момента уничтожения альфа-логово прошло почти десять лет. Молодой человек старался не вспоминать о событиях и времени проведённом в лабиринте. Иногда подобного рода воспоминания казались ему продолжительным сном, вызванным дурманящим запахом неизвестных цветов. Окружающий мир ничего не напоминал повзрослевшему Максиму о пространственных перемещениях и таинственных материях фантомных измерений. Всё вокруг было настоящим: радужные краски афиш, разгоняющие тоску серых зданий; смех детворы на детских площадках, погружающий в сказочное далёкое прошлое; звуки знакомой музыки и шум транспортных средств, заполнивших городскую проезжую часть. Максим уверенно шёл по тротуарам своего замечательного города. Ладонь цепко сжимала маленькие пальчики семилетнего сына, а губы находили слова и рассказывали малышу обо всем, что могло его заинтересовать. Мальчик задавал вопросы папе о предстоящих школьных трудностях, и о свободном времени, которого будет не хватать на повседневные игры со своими игрушками. А папа, разгоняя хмурое настроение сына, рассказывал ребёнку о своих школьных годах и замечательных событиях давно ушедшей поры, настраивая дитя на замечательное школьное будущее.
Приблизившись к торговому центру, Максим и мальчик зашли вовнутрь магазина детской одежды.
Предложенный продавщицей школьный костюм очень понравился маленькому Владику. Совершив основную покупку, отец и сын покинули помещение магазина. В отличном настроении, размахивая одной рукой, а второй вцепившись за ладонь отца, ребёнок вприпрыжку спешил домой. У входа в квартиру мама радостно встретила запыхавшегося от подъёма на пятый этаж сына. Владик, сбросив с ног босоножки, прямо в коридоре начал повторно примеривать школьную форму. Мама помогла сыну правильно застегнуть пуговицы, похвалила его, после чего ребёнок снял костюм и побежал играть в свою комнату.
Семья Максима всегда была очень дружной. Родители Маши переехали из деревни в город и очень часто, совместно с родителями Максима, приезжали в гости к детям. Такие мероприятия проходили нередко, как правило, нашествие родственников сопровождались различными поводами, связанными с грандиозными событиями или праздничными днями. Первое сентября не стало исключением. В гости к Маше и Максиму приехали их родители.
Дедушки и бабушки, не переставая, общались с внуком: играли в настольные игры, читали сказки, загадывали ребёнку загадки, считали простые математические примеры. Мальчик ни на минуту не оставался без внимания, он радовался правильным своим ответам, интересовался значением новых слов, рассказывал о персонажах последнего мультипликационного сериала.
Все годы совместной жизни с Машей, Максим чувствовал себя самым счастливым человеком на земле. У него было всё, о чём только может мечтать человек. Молодой папа наблюдал за сыном и вспоминал первые дни его рождения: «Как же быстро идет время… - думал он. – Как же всё это было недавно…»
В квартиру кто-от позвонил, гостем оказался дядя Антон, он не был ещё женат, поэтому приехал сам и тоже привёз целую кучу подарков для племянника. Антон работал корреспондентом в республиканской газете, много путешествовал и на личную жизнь совсем не имел времени. Но такое событие, как посвящение племянника в школьники, дядя пропустить не мог.
Дружная семья собралась на кухне за праздничным столом. По очереди, погрузившись в воспоминания школьных лет, каждый из присутствующих, делился своим школьным опытом с маленьким Владиком. Очень скоро дедушки начали петь песни далёкой молодости, немного погодя к ним присоединились бабушки, а затем и дети. Владик сидел на коленях у папы и, слушая семейный хор, рассматривал пластмассовый трансформер.
Во входную дверь снова кто-то позвонил. Максим пересадил сына на табуретку и пошёл к двери. Щёлкнув замком, молодой папа открыл дверь.
- Здравствуй Макс! – послышался знакомый голос. - Я нашла выход из лабиринта, пора возвращаться домой.
- Вокла?
- Прошло три дня, я не знала, что и думать, показалось, что потеряла тебя навсегда.
- Три дня? – воскликнул Максим.
- Макс, что с тобой?
- Нет, этого не может быть? - в недоумении произнёс повзрослевший юноша.
- Тебя поглотила фантомная материя, нам пора возвращаться, - ещё раз повторила гостья.
- Кто там? – послышался голос из кухни. – Кто пришёл?
- Это ко мне, - громко ответил Максим.
- Это кто? – поинтересовалась Вокла и тут же прочитав мысли Максима продолжила. – Семья?
- Да, Вокла, я здесь уже десять лет, - в этот момент к двери подбежал Владик и, схватив за руку отца, начал тянуть его к столу на кухню.
- Ну, пошли, пап, пошли, - настойчиво произносил ребёнок.
- Это твой сын? – задала вопрос Вокла.
- Да, это мой сын, ему семь лет. Завтра первое сентября, он идёт в первый класс.
- В школу?
- Ну, да, в школу… - после короткой паузы молодой человек продолжил. - Ты же ничего не знаешь, я женат на Маше и всё в моей жизни соответствует реальности.
- Откуда мне было знать, что три дня моих скитаний в двух фантомных пространствах равносильны десяти годам твоей жизни в одном из этих измерений?
- До сегодняшнего дня я считал этот мир своим домом.
- В том то и дело, что только считал своим домом. Можно прожить тысячи вариантов жизней, перемещаясь в различные параллельные или фантомные миры, и находиться далеко от своей реальности, чувствуя по-прежнему себя в материальном теле.
- Ты хочешь сказать, что я сейчас не состою из биологической материи? Тогда из какого материала я состою? - возмутился Максим.
- Нет, я не об этом, Макс. Материя не является начальной формой. Я о первородной форме жизни заложенной в человеке изначально. А этот мир, окутавший тебя, словно пелёнка младенца, есть не что иное, как иллюзия, контролируемая и созданная более разумным существом, пробравшимся в твой бессознательный мир. И что самое интересное, твой внутренний мир легко поверил этому обману.
- Ты думаешь моё физическое тело находится в реальности, а сознание подвержено давлению существа высшего порядка с невообразимыми возможностями, миллионным количеством органов чувств и непревзойдённым разумом, в результате чего мозг погружён в неопределённое состояние?
- В этом фантомном пространстве властвуют силы, воздействие которых на нашу природу, убеждает сознание поверить в реальность несуществующего времени. Мы слабы, и не в состоянии отличить свет от тьмы.
- Мы и в своей реальности не понимаем ничего, соглашаемся с течением обстоятельств, называя свершившийся факт судьбой.
- Да, ты прав, человек не совершенен, и наш мозг, каждый раз поддаётся влиянию мира тёмной материи. В нашей реальности, модель биологической материи, из которой мы состоим, запрограммирована на соединенье и распад, и всё это находится под влиянием вектора времени. Но то, что скрыто под физической оболочкой, не имеет ничего общего с координатой времени, потому как несёт в себе иную форму жизни не подлежащую законам рождения и смерти. Внутренняя начинка не рождается, не стареет и не умирает. Как бы мы её не называли, она останется вне нашего понимания. Поэтому, всё с чем мы соприкасаемся, не всегда является тем, за что мы его принимаем. Ведь сон, не только служит обязательным условием для отдыха и восстановления сил человека, но это ещё и путешествие в глубины непознанного мира, возвращение домой. Помнишь, джин рассказывал о муравьях? Так вот, муравей является частью муравейника. Последние три дня я часто задумывалась над вопросом биологической оболочки тела и её состоянию в различных измерениях, но потом вспомнила о силе внутри физического тела. Вспомнила и подумала о принадлежности этой силы пространству. И знаешь, мой вывод был похож на бред, я восприняла реальный мир за внушение, но потом осознала, что это не так. И то, что живёт внутри нас, не принадлежит материальному миру, которой мы называем своим домом. Я сомневалась, однако, снова и снова рассуждая, приходила к выводу, что я права. Права в том, что биологическая оболочка материи твоей реальности, захватила в плен чистую субстанцию именуемую душой, окутала её клетками и утопила в поле своего воздействия. И я снова вспомнила джина, вспомнила историю о муравье и, кажется, нашла ответ на свой вопрос.
- Так какому же измерению принадлежит душа?
- Не уверена, но возможно, тёмная материя и есть дом нашей души. А чтобы вернуть душу домой, нужно вернуться в своё измерение, в лабиринте она погибнет.
- А ты не думала о том, что наше измерение это существо высшего порядка, а вектор времени, всего лишь полицейский, поддерживающий правила внутри системы?
- Нет, Макс, наше измерение это другая форма проявления жизни. Она состоит из семи многомерных миров и руководствуется Правилами применяемыми одинаково на всех. Даже вектор времени, полицейский, как ты выразился, не имеет власти над бессмертием многих существ. А вот фантомные измерения, запутавшие нас своими пространственными лабиринтами, это слабые клоны нашей реальности, легко поддающиеся влиянию высших существ обитающих в огромной пространственной бездне именуемой тёмной материей.
- Тогда давай останемся здесь и проживём лет сто, затем переместимся в другой мир, затем ещё в один? Эти миры просто созданы, что бы в них наслаждаться жизнью и обрести бессмертие.
- Люди часто задают себе один и тот же вопрос: «В чем смысл жизни?» - на который нет однозначного ответа. А его и не может быть, ведь смысл жизни у каждого свой, и он зависит не только от того какой у человека характер, насколько он продвинут и материально обеспечен, но и от времени, в котором он живёт. Измерение призвало тебя жить в этот период времени и привлекло к своим созидательным и разрушительным планам. Ты - часть единой системы пространства-времени. Только ты, а никто другой, конкурируешь и борешься за право быть достойным, проявляя характер и сопротивляясь трудностям. Ты сопротивляешься, а не бездействуешь, заполняя пустоты жилого помещения. В этом и состоит смысл жизни.
- Здесь мы могли бы жить в удовольствие, чувствуя себя властелинами ситуации. Разве не этого ищет всю жизнь человек? Разве не хочет он быть просто счастливым?
- Здешняя жизнь будет похожа на жизнь наркомана. Знаешь в чём смысл жизни наркомана? Так вот, смысл жизни его в удовольствии, которое достигается без всякого сопротивления.
- Ты же сама говоришь о так называемой вечной жизни в непознанных мирах, когда ты путешествуешь десятилетиями эквивалентными минутам или часам настоящей реальности.
- Максимчик, - послышался голос Маши, - мы заждались. Приглашай гостью, и подходите к столу.
- Ладно, закончили, - тихо произнесла Вокла.
- Зайдёшь? – поинтересовался Максим.
- Зачем, Макс, нам нужно поскорее покинуть лабиринт.
- Даже если окружающий меня мир не является реальностью, тогда где вообще доказательства существования реальности?.. Вокла, я здесь счастлив и это измерение стало мне родным домом. И называй меня как хочешь: наркоманом, слабохарактерным, тюфяком, - я хочу остаться здесь.
- Макс, как только я покину лабиринт, всё исчезнет. Воображаемая реальность поглотит тебя как признавшего её власть. Твоя жизнь поддерживается лишь за счёт моего присутствия внутри лабиринта.
- Ну где вы там? – снова послышался голос из кухни.
- Хорошо, я войду, - произнесла Вокла и переступила порог дома. – Но только ради завтрашнего дня.
- Хорошо, идём, - ответил Максим и вместе с Воклой зашёл на кухню.
Обстановка в квартире не изменялась. Ничего не тлело и не таило, всё было словно в реальности. Хозяин дома представил своим родственникам гостью и посадил за стол рядом с собой.
- Так вы с моим зятем вместе работаете? – задала вопрос мама Маши.
- Да, - ответила Вокла, - я второй менеджер.
- Как же это хорошо когда тебя окружают цветы. Всегда завидовала тем, кто работает с цветами, - продолжила женщина.
- Дети – это и есть наши настоящие цветы, - вмешался Максим.
За столом родственники начали говорить на различные бытовые темы, разбившись между собой группами. Вокла попыталась войти в режим абсолютного нуля времени, но что-то пошло не так и она начала замечать искажение в пространственных формах. Побоявшись, что её действия изменят атмосферу праздника, гостья быстро покинула нулевой режим времени. Наблюдая за всеми собравшимися, создающими иллюзию полноценной жизни, Вокла ощутила необыкновенную теплоту атмосферы в их взаимоотношениях, которой, по всей видимости, не хватало Максиму в его родном измерении. «Не удивительно, что Макс поверил в этот мир, - подумала она. – Кто знает, каким окажется настоящий мир и будущее, после возвращения домой. Возможно, Максим так и останется воином вектора времени, и будет вспоминать эти годы, как свою настоящую реальность, потерянную в фантомном разнообразии миров…» Мысли Воклы перебил упавший на кафельный пол столовый прибор.
- Кажется, это была вилка, - произнесла Маша и подняв запачкавшийся предмет, положила его в мойку, а Владику протянула чистый прибор.
- Мне не терпится узнать побольше о цветах, - снова обратилась к Вокле мама Маши. - Вот скажите, правда ли что цветы поглощают энергию нечистых мыслей и оказывают влияние на процесс мышления и речи человека, причем влияние это весьма целенаправленно?
- Скорее да, нежели нет. Для каждого человека или семьи в целом, необходим индивидуальный выбор цветов. Это зависит от его профессиональной деятельности и состояния здоровья. Людям, которые склонны слишком долго думать о чем-то одном, рекомендуется завести в доме фикус лавровидный. Вот у вас дома, какие цветы?
- У меня? – затрудняясь с ответом, спросила себя мама Маши. – У меня цветов дома нет, а вот на даче, палисадник засажен тремя кустами роз, окружёнными бахромчатыми тюльпанами.
- Хороший выбор, - ответила гостья.
Через несколько секунд Маша предложила сделать небольшой перерыв, во время которого женщины накроют сладкий стол. А Вокла, воспользовавшись паузой, поблагодарила хозяев за гостеприимство и покинула квартиру. После чаепития, всё семейство распределило спальные места и погрузилось в сон.
Утро началось с прихорашивания Владика. Школьная линейка, и первые уроки ребёнка прошли очень быстро. После занятий, семья отправилась в парк, где разместившись удобно в кафе, заказала шашлыки и отмечала посвящение Владика в школьники.
В кафе оглушительно играла музыка, но даже её, как оказывается, можно было перекричать. Недалеко от барной стойки, громко ругалась толстая женщина, требуя администратора и столик в указанном месте. Тембр голоса расфуфыренной дамочки был настолько неприятным, что хотелось усмирить её лопатой. Спутник разъярённой толстухи, пытался успокоить подругу, оттягивая её за руку от стойки к свободному столику. Вскоре ситуация потеряла контроль и крикливая особа, не устояв на каблуках, свалилась, разбросав по сторонам руки и ноги. «Виталина Ивановна, Виталина Ивановна…» - паниковал ухажёр, бегая вокруг охающего тела подруги и требуя медицинского работника. Через десять минут приехала машина скорой помощи, но до её приезда, психически неуравновешенная женщина, в сопровождении своего кавалера, покинула помещение.
Случившаяся история с толстухой, вскоре была высмеяна отдыхающими. Даже маленький Владик, вздыхал и охал, пародируя умирающую на полу скандалистку.
Время незаметно бежало и семья, покинув территорию кафе, потихоньку через парк пошла домой. Бабушки говорили о завтрашнем школьном дне внука, а дедушки продолжали обсуждать недавний сюжет в кафе. Лишь Максим, сжимая в ладонях, справа руку Маши, а слева Владика, был психологически подавлен и молчалив.
- Что, так плохо с нами? – остановившись, неожиданно начал с вопроса Владик. – Зачем ты хочешь уйти от нас? Оставайся!
- Ты всё знаешь? – в недоумении произнёс Максим и в этот момент, словно огромное количество белых снежинок, в виде разорванных силуэтов Маши и Владика, посыпались с неба к ногам молодого человека. Максим увидел, что его тело омолаживается до своего реального возраста, а снегопад силуэтов только усиливается. - Что это?
- Это закат, - произнёс сын.
- Закат? – прошептал отец.
- Нам пора, Макс, - из-за спины, послышался голос Воклы. – Закат - это значит дальше только тьма.
- Вселенная состоит из множества измерений и фантомных пространств, - продолжил Владик, - и ни один из миров не имеет границ, поэтому пространства пересекают друг друга, и точкой пересечения всегда являются пространственные пустоты, так называемые коридоры. Коридор закрывается. Если ты сейчас не уйдёшь, ты никогда не вернёшься в свою реальность, но если ты останешься, ты проживёшь жизнь счастливую и не разочаруешься в ней.
- А что потом, Владик? – поинтересовался отец.
- Потом, всё закончиться, папа. Ты никогда не станешь частью нашей материи, как бы мы оба этого не хотели.
- Макс, это не твоя реальность! - громко произнесла Вокла.
Папа присел на корточки и обнял сына. Максим заметил, что картинка мира начинает расплываться и всё вокруг приобретает вид тающего снега, лишь только падающие силуэты двух любимых людей не искажаются и не меняются в формах. Горизонт растворял бетонные сооружения и живую материю, комкая всё это в одну большую слезу, заменившую на небосводе солнце. К ногам от усиливающегося ветра прибился бумажный лист школьной тетради с первыми каракулями сына, выведенными во время сегодняшнего урока. Жизнь последних десяти лет в одно мгновение пробежала в воспоминаниях Максима. Сын и отец смотрели друг другу в глаза, разделяя свои чувства между двумя различными мирами. Ветер усиливался и мир исчезал. Вокла находилась внутри вихреобразной воронки, вращение воздуха в которой поднималось всё выше и выше, превращаясь в огромный круговорот урагана.
- Макс, нужно уходить, - закричала Вокла. – Я не могу так долго удерживать портал, сила вихря растёт.
- Некоторые миры не способны любить, но способны чувствовать и приспособляться к этим чувствам. Спасибо, что научил мой мир любить, – произнёс Владик.
- Твой мир был для меня настоящим, - ответил Макс, - и возможно единственным, в котором я чувствовал себя счастливым человеком.
- Тебе пора, - ответил сын.
Максим крепко прижал Владика, поцеловал его в щёчку и, поднявшись на ноги, пошёл в портальную воронку. Молодой человек понимал: вместе с этим миром, составляющим часть сложного лабиринта, исчезают самые близкие ему люди, Маша и Владик. Но последние слова сына подсказывали, что он поступает правильно. Макс шагнул в портальный круговорот и взял за руку Воклу. Лишь тепло щеки сына, оставшееся на губах, переносилось вместе с юношей в реальность, которая давно стала для него сомнительной.



Глава вторая


Максим проснулся в помещении с бледно-синими стенами. Потолок был выбелен, но имел несколько пятен и потёков тёмно-желтого цвета. Отслоившаяся старая штукатурка и лампочка в чёрном патроне на тонком проводе говорили о том, что это медицинское учреждение.
Дверь палаты открыл человек в белом халате и подошёл к окну, заслонив собой пробившейся сквозь стекло луч солнца. Перед глазами Максима мелькнул наполненный лекарством шприц, с иглы которой фонтаном брызнула жидкость. Молодой человек по-прежнему не понимал, где он находится: в очередном фантомном мире или в реальности? Запутавшись в собственных мыслях, юноша не знал, как и с чего начать разговор. Однако, краем глаза заметив впереди себя на стене знакомый портрет, больной поинтересовался:
- Я давно здесь?
- Нет, - скупо ответил женский голос.
- Очень знакомый портрет. Не могу только вспомнить, кем она мне приходится?
- Кто?
- Девушка на фотографии? - произнёс Максим.
- Это не фотография, это икона, - ответила медсестра и вышла из палаты.
Максим не спешил делать выводы. Всё что происходило вокруг него после долгого пребывания в мире тёмной материи, могло быть искажением сознания, и представляло неизвестную психологическую болезнь, подменяющую чужие образы на лица близких людей. Юноша лежал на кровати и пытался вспомнить, как он попал в палату этого медицинского заведения.
« Я ничего не помню. Куда же я попал? – рассуждал молодой человек. – Если это очередной фантомный мир, тогда меня могло занести куда угодно, даже сюда, под наблюдение врачей. Но если это реальность, тогда как я здесь оказался, в больнице?»
В палату снова вошла медсестра. В руках её был поднос с медицинскими инструментами, который, долго не думая, она поставила на табуретку, а сама подошла к окну. Пользуясь паузой до очередного укола, больной поинтересовался у девушки:
- А как я сюда попал?
- Вас нашли у дороги, недалеко от леса. Изначально вам была оказана помощь в районной больнице, а когда вы пришли в сознание, ваше поведение было невразумительным, поэтому врачи перевели вас к нам, в психиатрическую клинику. Вы вновь интересуетесь периодом пребывания в нашей клинике?
- Вновь интересуюсь?..
- Третий день подряд спрашиваете. И третий день подряд я отвечаю на одни и те же ваши вопросы.
- Так у меня…
- Врачи выясняют, что с вами происходит, - перебила больного медсестра. - Возможно травматическая амнезия, возможно фиксационная или конградная амнезия, всё скоро станет ясно.
- Почему я чувствую себя связанным?
- Это всё из-за лекарств, - ответила девушка и, взяв шприц в руки, сделала больному укол. – Вот и всё, отдыхайте.
В глазах Максима снова поплыл мир. Юноша повернул голову в сторону от окна и, закрыв глаза, тут же уснул.
Прошло несколько часов. Юноша открыл глаза и перед собой снова увидел туже самую медсестру, заправляющую чистым постельным бельем появившуюся в противоположном углу палаты железную кровать. Было понятно, в палату к юноше кого-то подселяют, оставалось только дождаться и увидеть кого.
Через несколько минут открылась дверь, и в неё зашёл человек, внешне показавшийся Максиму давним знакомым. Откуда юноша знал больного, молодой человек вспомнить не мог. Был лишь шанс, что сосед по палате вспомнит его, и тогда всё станет на свои места. Но больной не узнал юношу, а лишь поздоровался и лёг на недавно занесенную в палату кровать. После чего оба больных получив свои уколы, быстро уснули.
Прошло несколько часов. Оба больных медленно выходили из состояния сна, едва открывая глаза и снова погружаясь в сон, пока окончательно не почувствовали себя пробудившимися. Прибывший больной, повернул голову к Максиму и представился:
- Меня зовут Виктор Миронович! А вас как зовут?
- Максим, меня зовут Максим, - ответил юноша.
- Вы тоже потеряли контроль над временем?
- Не знаю, - ответил молодой человек, - возможно только память потерял, а может ещё чего-то потерял. А вы, значит, время не воспринимаете?
- Нет, не время, а реальность текущего времени, если быть более точным. Я осознаю себя во времени, но в другом возрасте и при других начальных условиях.
- Ух-ты! - воспрянув духом, восторженно произнёс Максим. – Мне это интересно, я тоже проявляю интерес к изучению времени. Было бы познавательно услышать ваше виденье на этот счёт.
- Моё мнение не является единственным. Система текущего времени вокруг нас, включает в себя индивидуальное время находящееся внутри каждого из нас.
- Система времени? – удивился юноша.
- Да, система внешнего времени, а не единственная пространственная координата отсчёта, - словно открывая тайные двери невидимого, с выражением и интонацией говорил Виктор Миронович. - С первым пронзительным криком появления на свет, мы все получаем одинаковое время. Внутри каждого из нас время идёт с различной скоростью. Если представить, что неизвестная субстанция времени, выражаемая тысячелетием, изначально заложена в человеке и имеет параллельную координату внешнему времени, то можно утверждать: мы теряем своё внутреннее время под воздействием внешней системы времени, адоптирующей наше время под общую координату текущего времени. Один год жизни в пространстве забирает у каждого из нас десятилетия внутреннего времени. Мы живём в пространственном пузыре общего времени, неосознанно разбрасывая вокруг себя бесценную энергию собственного времени взамен новой формы жизни. И наше время уже нам не принадлежит, оно подчинено правилам системы внешнего времени.
- Вы хотите сказать, что человеку дано куда больше времени для жизни, чем он это осознает и отсутствие источников контроля над внутренним временем делают человека уязвимым? Именно поэтому вместо выделенного времени в тысячу лет человек живёт в двенадцать раз меньше, отдавая общей системе времени свою «неизвестную переменную», скажем один год за двенадцать лет…
- Мне о числовых значениях сложно говорить. Возможно тысячу, а возможно и сотни тысяч лет заложены внутри каждого из нас. Но я уверен: этот мир высасывает из нас силу времени, а мы способствуем ему это делать, не проявляя сопротивлений. При этом отдаём с каждым годом всё больше и больше внутреннего времени.
- Как же мы ему помогаем? – поинтересовался Максим, после чего добавил: - И о каком механизме сопротивления может идти речь?
- Внешний мир является провокатором. Неправильная реакция на окружающее нас пространство вызывает нервный всплеск, возмущение и переживание, недосыпание и бытовые проблемы, - всё это лежит в основе разбрасывания внутреннего времени. В итоге, человек тратит куда больше внутреннего времени, чем это соответствует календарю. Время вокруг нас объединено в систему, подталкивающую нас на реакции вызывающие перегрузки и потерю жизненных сил. Материальное тело не в состоянии регулярно переносить нагрузки в таких объемистых выбросах времени, поэтому мы начинаем болеть.
- Болезнь отдельных органов забирает время, я это знаю, как и то, что болезнь имеет лицо. А что до системы времени, так это не имеет ничего общего со временем внутри пространства. В измерении одно время на всех, и оно поглощается силой, которую я раньше называл вектором времени. Именно вектор времени решает, кому и сколько нужно оставить или добавить времени, - ответил Максим.
- Я не представляю, о каком единичном отрезке времени ты говоришь? Никто кроме системы в одиночку не может контролировать время внутри каждого из нас. Ты даже не представляешь что такое время и на что оно способно…. Никакой вектор времени не является жнецом времени. Возможно, он является лишь тем, кто вызывает реакцию мгновенной потери времени. Но если говорить о болезнях и представать их в виде сущностей со страшными лицами, тогда можно поверить в существование некой субстанции описанной тобой как вектор времени.
- Получается, что вектор времени, есть ни что иное как одно из уравнений системы. А возможно и главное уравнение времени этой системы…
- Да, Максим, люди воспринимали систему в виде различных форм, и видят её по-разному. Именно поэтому так много религий, взглядов, вкусов. Человечество никогда не будет иметь единого мнения о внешнем мире лишь потому, что внутренний мир каждого здраворассуждающего существа, воспринимает его в своей ограниченной плоскости.
- Хорошо, допустим так! – согласился молодой человек. – Но куда тогда уходит из нас время?
- Время преобразовывается в информационную форму энергии, возможно даже в энергию, которая по своей силе подобна молнии и грому, - ответил Виктор Миронович.
- Странно, такого рода энергия представляет собой существа, не воспринимаемые нашими органами чувств?
- Нет, юноша, это не существа, это высвобождающаяся из нас энергия времени. Она покидает нас, чтобы очиститься и вновь заполнить собой новорождённых.
- Тогда нужны Правила, которые смогли бы это время перераспределять, - произнёс молодой человек.
- Правила есть. Эти правила придумываем мы с тобой. Такая форма жизни как время, не нуждается в правилах. Время нуждается только в форме материализации.
- А как насчёт параллельных миров…. Как вы думаете, они существуют?
- Квантовая физика утверждает, что такие миры имеют полное право на существование, - ответил Виктор Миронович, – и это только подтверждает существование системы времени.
- Но параллельные миры могут быть лишь злой шуткой и напоминать мыльные пузыри. Не факт, что они существуют самостоятельно, как и время внутри них.
- Вот видишь, Максим, ты отвечаешь на свой вопрос. Время внутри параллельных миров может стремиться к нулю, и тогда мир теряет смысл своего существования, а система при этом получает в одном из уравнений число ноль, однако, независимо от обнулившегося уравнения, система продолжает жить и порождать новые уравнение времени.
- Я раньше считал, что время в параллельных мирах представляет собой производную времени настоящего пространства.
- Ты был в параллельных мирах? – поинтересовался Виктор Миронович.
- Я и сейчас не уверен, что нахожусь в реальности, - ответил юноша. – Всё очень сложно, доказательств существования мира первичной формы материи нет. А если бы и были доказательства, не факт, что у меня получилось бы их найти так быстро.
- Реальность вокруг тебя кажется сомнительной, а навеянные системой времени на мозг пространства, поглотившие в своих уравнениях часть твоего внутреннего времени, делают тебя человеком не от мира сего. Этот мир тебя не воспринимает должным образом, поэтому ты находишься в психиатрической больнице.
- Виктор Миронович, а вы были в параллельных мирах? – спросил юноша.
- Если и был, то не помню. Пространственные прямые времени искажают восприятие. Время может получить внезапное ускорение или замедлить свой отсчёт. Мы не осознаём наличие хранящегося в себе времени, мы не умеем правильно распоряжаться им, мы просто используем его для сосуществования с другими формами жизни во внешнем измерении. Это и создаёт систему уравнений времени. Но я не вижу препятствий для возвращения домой, как и не помню своих путешествий.
- Может не было путешествий?
- Я не знаю, Макс, память не сохранила воспоминаний.
В дверь кто-то постучал, и в палату вошла девушка с пакетом в руках. Девушка подошла к Виктору Мироновичу, поставила пакет с продуктами на тумбочку, взяла табуретку, и, подвинув её к кровати мужчины, присела рядом.
- Здравствуй папочка! – произнесла девушка.
- Доченька моя, любимая девочка моя, здравствуй! – ответил Виктор Миронович.
- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась гостья.
- Неплохо, много сплю, прихожу в себя и снова получаю дозу лекарств, - ответил отец.
- А как твои видения?
- Я не уверен, что стоит сейчас об этом говорить - Виктор Миронович повернул голову в сторону юноши и легко кивнул дочери своей головой.
- А-а-а…, поняла, – тихо ответила девушка.
- Познакомься, доченька, это Максим!
- Максим? – произнесла девушка и посмотрела в сторону молодого человека.
- Да, я Максим, так, во всяком случае, меня здесь называют, - сказал больной и посмотрел в глаза девушке.
- А меня зовут Маша, - после короткой паузы девушка продолжила. – Я не уверена, но мне кажется…. Кажется, я вас знаю.
- Это он? – тихо спросил девушку Виктор Миронович.
- Возможно, папа. Возможно это он.
- Кто он? – громко произнёс Макс. - Кто я?
- Вечером узнаешь, если это действительно ты, - произнесла девушка и, поцеловав в щечку отца, покинула палату.
- Виктор Миронович, что хотела сказать этим ваша дочь? – встревожено юноша задал вопрос соседу по палате.
- Если человек, которого ищет Нечто это ты, тогда моя миссия выполнена.
- А что за Нечто? Я потихоньку начал приходить в себя. Вот, например, вспомнил о векторе времени. Но вспомнить всё, пока ещё не могу.
- Мы не знаем что это или кто это. Мы даже не видим его, а просто чувствуем присутствие среди нас. Когда я впервые его почувствовал, то очень испугался, а когда вызвал службу спасения, тут же оказался в психиатрической клинике. Я больше пяти лет нахожусь в состоянии восприятия неизвестной мне формы жизни. Это я от него узнал о системе времени. Мне часто слышится голос, он не такой как все голоса, он просто звучит в моей голове. Врачи говорят, что я шизофреник, но я не такой, я не верю им. Я просто слышу человеческую речь непроявившегося в пространстве разума. И я знаю, если помогу найти того, кого оно ищет, Нечто покинет меня.
- Так это Нечто внутри тебя?
- Не знаю. Оно прячется, потому как преследуется системой времени. Моя дочь тоже его слышит, но не подаёт вида.
- Ладно, подождём вечера.
В палату вошла медсестра, девушка сделала обеим больным по уколу и проследила, чтоб пациенты выпили назначенные доктором таблетки. Максим и Виктор Миронович послушно выполнили надлежащие медицинские процедуры, после чего оба уснули.

Над головой молодого человека промчалась конница из римских всадников. Несколько залпов, напомнивших гром, и невообразимое количество одновременно поднявшихся в небо воздушных красных шариков, заполнивших собой чистый небосвод, пробудили Максима.
«Где я?» – вырвалось у молодого человека. Юноша смотрел на внешний мир и ничего не понимал, его ноги не чувствовали под собой никакой опоры. «Снова параллельная реальность!» - утвердительно произнёс Макс и, оглянувшись в правую сторону, увидел в нескольких метрах от себя свою маму Светлану Андреевну.
- Мама? – прошептали губы юноши.
- Да, это я! - утвердительно произнесла женщина. – Я форма времени, включающая в себя все, что ты когда-то связывал со мной в материальной жизни. Во мне все твои обиды и радости, восхищения и разочарования. Всё то, что хоть как-то было связано со мной.
- Мама, зачем ты говоришь в форме прошедшего времени?
- Я - форма времени, хранитель прошедшего времени.
- Не понял…. Это же параллельный мир, - неуверенно произнёс молодой человек.
- Это не параллельный мир. Это бессознательное пространство неподвластное контролю твоего сознания. Можешь называть его как хочешь. Многие его называют загробным миром, потому как он проявляет себя из мира мёртвого времени, времени, которое прошло. Всё что ты видел и осознавал, всё это было воспринято тобой как жизнь, и сейчас находится в глубине тайного пространства твоих воспоминаний. Здесь тоже протекает жизнь, жизнь, не воспринимаемая твоим сознанием, жизнь без физической оболочки и защиты от событий спрятавшегося мира прошедшего времени. Здесь ты, абсолютно, один: без богов, которые были второстепенными в форме воспринимаемой тобой как жизнь; без надежды на рассвет, символизирующий начало нового дня; без правил, руководствуясь которыми материя имела ограничения. Всё что ты сейчас чувствуешь - это порождённые твоим сознанием мысли, отброшенные куда то далеко, но не успокоившиеся по сей день. Они то и дело что будут проявлять себя в разных формах, запугивая и завлекая обманом в логово своего ужаса.
- Это то, что принято считать адом?
- Нет, это не ад. Этот мир не похож на ад, это то, что живет с тобой параллельно, живёт в твоей голове, живёт в плену вытесненных желаний и осуждаемых сознанием поступков. Это нечто, сравнимое с кровопролитным сражением, похожее на голодных рабов, подавленных властью конституцией твоего сознания. Это всё формы времени, переставшие быть настоящим.
- Формы времени, переставшие быть настоящим? Интересно… с каждым днём всё больше начинаю понимать, что о времени совсем ничего не знаю.
- Многомерность пространственных границ имеет неограниченное количество форм материи и времени. Не думай, что только циферблат часов, изменяя косинус угла между стрелками, определяет состояние времени. Загробное время невозможно сопоставить с реальностью осознаваемой как одной из форм жизни. В основе жизни заложена не материя, а время. Время трансформируется в безграничные формы и возвращается, накапливаясь за чертой сознания.
- Мы теряем время, но мы не накапливаем его. Как так возможно, мама?
- Правильно. Мы теряем его за счёт проекций налаживаемых сознанием на восприятие мира. Выбрасываем и собираем его вместе с событиями вокруг нас. Наше время не покидает нас никогда, оно просто преобразовывается в другую форму. И когда твой внутренний мир, проявляемый во сне, пугается образа проникнувшего в твой расслабленный рассудок, - ты пугаешься, пугаешься и просыпаешься, так и не осознав причину проявления вытесненного времени.
- А внезапная смерть во время падения самолёта, это тоже проекция?
- Ответа на вопрос: «Что такое жизнь?» – не существует! Система времени, о которой тебе рассказывал Виктор Миронович, сводит определённое количество людей в так называемую «точку начала». Люди собираются заблаговременно, покупают авиабилеты, не осознавая, что всё уже решено внутри их.
- Как решено? Кем решено? Ты хочешь сказать это судьба?
- Нет, Максим, это не судьба. На каждом отрезке времени существуют свои вариации. Авиакатастрофа и гибель людей системе времени не повредит, а для общего знаменателя чисел и переменных уравнений системы, это даже хорошо. Время, которое принадлежит тебе, к тебе снова вернётся. В этом и состоит прелесть жизни. Важно лишь то, как ты достойно сможешь пронести своё время.
- А что насчёт вектора времени или всякой заразы в виде болезней забирающих время у человека и животных. Они реальны?
- Это субстанции переменных величин системы времени. Они, сынок, реальны. Внешний мир преобразовывает эти субстанции в определённые формы, видимые лишь тем, кто обладает чувством воспринимать их. Я знаю, ты был на службе вектора времени, и обладал качествами видеть не проявляемые формы жизни. Но после тех перемен, которые произошли с тобой в мире фантомных материй, ты потерял рассудок и не способен воспринимать время как реальность. Безумие, есть текущая форма жизни твоего настоящего восприятия реальности.
- Я что не отличаю реальность?
- Ты найдёшь в себе ответы немного позже. Внутреннее время человека проявляет себя во всех жизнеспособных формах материи, оно одновременно находится в многомерных параллельных пространствах, разница лишь в том, что там это время пока себя не проявило. Лишь после того, как стрелки часов пересекут границу следующего этапа, система уравнений, определив знаменатель соотношения времени, заменит переменные величины внутреннего времени на числовые показатели нового пространства. Циферблат часов служит не только шкалой указывающей на время суток, но и ключом к великой тайне, раскрывающий цикл проявления внутреннего времени во внешнем.
- Циферблат часов?
- Я постараюсь упростить твоё восприятие о системе времени на примере циферблата. Представь, что всего существует двенадцать измерений, хотя на самом деле их куда больше. Так вот, твоё внутреннее время в этом измерении представляет собой небольшой сектор, скажем, к примеру, от трех до четырех часов. На этом участке проявляется твоя жизнь. И как только ты осуществишь выброс всего времени выделенного тебе для взаимодействия с внешним временем, то есть, большая стрелка часов совершит полный оборот, ты переходишь дальше, в следующий сектор, другое измерение. И там снова твоё внутреннее время, взаимодействуя с внешним временем, проявляет себя. Система времени интерпретирует пространственные формы, поглощая и снова порождая жизнь.
- И этот условный сектор циферблата с трех до четырёх часов есть ни что иное как моя текущая жизнь?
- Этот сектор является проявлением твоего времени в настоящем. Ты никогда не рождался и никогда не умирал. Всё воспринимаемое тобой, - это формы текущей пространственной материи, формы, навязанные внешним временем, формы которые суждено признать за реальность. У тебя нет выбора. Стрелки часов перенесли тебя в сектор внешнего мира, и пока ты не сделаешь свой жизненный круг и не перейдёшь в следующий сектор, ты вынужден подчиняться законам и пространственным границам проявленного измерения.
- Так что же тогда представляет собой моё бессмертное время?
- Что представляет? Это миры, Максим, с которых никогда ничего не исчезало и в которых никогда ничего не проявлялось. Твоё настоящее, в любом из проявившихся пространств, всегда будет находиться на рубеже взаимодействия двух времён, и этот рубеж, будет границей между сознанием и потусторонним твоим внутренним миром.

Получив ответ на свой вопрос, Максим ощутил свободное падение в неизвестность. Сознание потеряло контроль, создавалось впечатление, что мгновение, внутри которого мы себя осознаём личностями, пустынно на фоне всех окружающих нас достояний. Молодой человек падал и падал, пока не почувствовал над головой дыхание наполненное ментолом. Открыв глаза, юноша увидел лицо Маши. Девушка смотрела на молодого человека, и, не переставая, что-то говорила, но Максим ничего не мог разобрать из сказанного. Немного полежав, больной пришёл в чувство и поинтересовался:
- Я спал?
- Да, Максим, вы спали, - ответила Маша. – Спали и разговаривали во сне. Смешно было смотреть за всем этим.
- Ну да, конечно смешно, я ведь форма, проявляемая клубком материи во внешнем времени, - ответил молодой человек.
- Вы зря так, я не хотела вас обидеть, просто смешно всё выглядело, - продолжила девушка. – Правда, пап?
- Правда, - выдохнув воздух, ответил Виктор Миронович.
- Стоп! - повернувшись к соседу по палате, твёрдо произнёс Максим. - Стоп, я вспомнил! Правда в том, что я вспомнил на кого вы похожи Виктор Миронович. Вы похожи на начальника из моей реальности, и у вас не было дочери Маши. А Маша, а Маша живёт вовсе не в городе, а в деревне с бабушкой Ярыной. Вот что я вспомнил. А это значит, я не сошёл с ума, я снова в чужой реальности. Я вспомнил, вспомнил кто я!
Максим от радости поднял руки над своим телом и, что-то понятное лишь себе оному, выкрикивал несколько минут, затем посмотрел в сторону Виктора Мироновича, после чего на мгновение окаменел. В палате никого не было. Тут же в коридоре послышались шаги, открылась дверь и со шприцом в руках вошла медсестра. Девушка подошла к Максиму, успокоила его, помогла юноше принять горизонтальное положение, наполнила шприц лекарством и сделала укол. Больной через несколько минут уснул.

Глаза, словно склеенные, не хотели открываться. Замкнутое пространство и бессилие, наводили молодого человека на нехорошие мысли. Внезапно, в палате, что-то упало. Больной едва приподнял голову и посмотрел в сторону донёсшегося звука. Убедившись, что ничего на полу нет, юноша успокоился и попытался встать с кровати. Тело казалось ватным, не слушалось и сопротивлялось. Приподнявшись, Максим опустил ноги на пол. В коридоре что-то происходило. Из-за двери слышался женский голос, напоминающий торжественную речь на митинге. Молодой человек подошёл к двери и, упершись в неё лбом, прижался ухом между дверью и рамой, в надежде расслышать суть доносящихся фраз.
«Внутреннее время человека, принимаемое многими религиями за человеческую душу, попадая в окружающий нас материальный мир, защищается биологической формой, преобразовываясь в материю, свойственную настоящему пространству. Мы называем эту форму телом, и видим это тело, не осознавая, что само тело, не является формой жизни, а служит лишь проявлению нашего внутреннего времени на недолгий период в пространственном секторе внешнего времени, - продолжал говорить женский голос. - Погружаясь в бытовые проблемы, мы не осознаём границ своей истинной природы, человек находится между началом и концом своего проявления, именно этот отрезок люди называют жизнью. Но мы, уважаемые, не являлись человеческим видом, точно так же, как и одежда не является частью нашего тела.
В основе поглотившего всех нас пространства заложена система времени, корневые функции которой создают условия изменяющие скорость внутреннего времени от внешних обстоятельств. Ускоряясь и замедляясь, внутреннее время меняет наше проявление, выражаемое в нашем жизнедеятельном пребывании во внешнем мире. Именно поэтому переход в пространство очередного проявления, происходит после полного цикла высвобождения внутреннего времени. Новый сектор будущего проявления невозможно представить образами окружающими нас в данный момент. Мы заблуждаемся в своих безосновательных догадках, приписывая им противоречивые свойства двух крайностей.
Нет ни рая, ни ада. Потому как не существует смерти в бессмертии! Есть лишь следующая стадия эволюции, игра системы, разум которой непостижим для человеческого сознания. В следующем секторе внутреннее время людей снова проявит себя и снова обретёт некую форму для дальнейшего пребывания в границах нового пространства. Это будет совсем иная форма, имеющая намного больше времени на своё новое проявление. Внешние формы, воспринятые в настоящем измерении в качестве живой материи, исчезнут, мы забудем о них.
Настоящие представления о жизни после жизни носит утопический характер. Существуют миры, время которых готово проявить нас в своей материи деревьями и птицами, рыбами и насекомыми. В этом, возможно, и скрыт наш рай или ад. Но не только эти секторы времени являются пространствами следующего этапа пути на многопространственном циферблате, но и множество вариантов нашего проявления в форме чистой энергии, свободной и не привязанной к человеческим слабостям.
Иногда, при жизни, бывает так, что время внутри тела заболевает. Кто-то считает, что тело заполняют две субстанции времени, в результате человек воспринимается обществом как шизофреник, проявляя раздвоение личности не только в рассуждениях, но и неосознанных действиях, как в случае с пациентом из двадцать пятой платы. Не различающего реальность от сновидений, и вообразившего, во время активной фазы болезни, себя бог знает кем. Это всё не верно. Никакие бесы и одержимости не могут хозяйничать внутри нашего времени.
Человек имеет только своё время. Это время дробиться на два проявления. Одно проявление связано с точкой соприкосновения, то есть, настоящим, мы осознаём себя в мире, чувствуем нечто, называем это проявление жизнью. Второе проявление связано с поглощением настоящего, то есть, прошлым, что принято нами называть памятью. Именно здесь, во втором проявлении внутреннего времени, и происходят разногласия. Отсутствие порядка и хаос занесённых в бессознательный мир картинок, создают формы, воздействие которых делают личность шизофреником. Эти картинки могут быть не только воспоминаниями, но и раскрывшимися намного позже внушениями. Нужно помнить, что воздействие внешнего мира на человека очень велико».
Максим открыл дверь палаты и сделал шаг…
Коридор больницы был вовсе не похож на коридор больницы. Перед глазами юноши возникла наполненная до отказа аудитория, напоминающая римский сенат, в центре которой громко говорила женщина. Женщина не обращая внимания на появившегося Максима, продолжала приводить доводы в отношении искажения времени, проявляемом во время психологических стрессов. Максим не стал ждать окончания лекции и, воспользовавшись двухсекундной паузой лектора, громко произнес: «Что, чёрт побери, происходит? Где я?»
Присутствующие, слушавшие в тишине научную лекцию, повернули головы в сторону юноши. Эта пауза показалась Максиму пятиминутным молчанием. Молодой человек подошёл к лестнице ведущей вниз и начал спускаться к лектору. Женщина держала в руках несколько белых листов бумаги и смотрела на приближающегося к ней больного.
«Вот, - продолжила женщина, - перед нами больной с гебефренической формой шизофрении. Сейчас этот несчастный не понимает, где находится и что вокруг него происходит. Больной постоянно кривляется и задаёт одни и те же вопросы. Странным является тот факт, что пациент осознаёт себя частичкой текущего времени, и каждый раз во время очередного припадка, объявляет себя воином вектора времени».
Женщина уверенно продолжала вести свой доклад, иногда показывая листами бумаг на Максима, а юноша, не сопротивляясь, словно окаменев, безмолвно смотрел и слушал её.
«Не возможно было представить в прошлом лечение больного с таким диагнозом, - говорила она, - посмотрите, как пациент спокойно себя ведёт. Он не воспринимает меня в качестве лечащего врача, он видит во мне своего друга, он верит мне. Этот метод лечения, является прорывом не только в современной медицине, но и в новом подходе к лечению различных заболеваний считающихся неизлечимыми. Душа не материальна, душа – это и есть сгусток времени, скомкавшийся внутри каждого из нас. Поэтому сознание воспринимает лишь отражение, которое показывает человеку внешний мир».